Интернет-газета

Вопреки погоде, пользы для…

  • 9 октября, 12:06
  • Автор: admin
  • Просмотров 91

При полном или частичном цитировании гиперссылка на сайт www.vyatsu.ru обязательна!

Летом группа третьекурсников Института химии и экологии ВятГУ проходила комплексную практику по физической географии в окрестностях деревень Карпушины и Жуковляне Котельничского района. Подробностями поделилась студентка Виолетта Юдинцева

Главным объектом исследования являлись природные и техногенные геосистемы, сформированные на месте бывшего песчаного карьера в ур. Жуковляне с его гравийно-песчаниковыми шаровидными конкрециями.

Ввиду ненастной погоды в первую очередь пришлось срочно отрабатывать навыки организации туристского быта: оборудовать лагерь, разжигать костер и готовить пропитание. Помимо нудного дождя обнаружились и другие препятствия: не все студенты обладали навыками установки палаток и опытом выживания под аккомпанемент дождя. Но нытиков среди нас не было...

Овладение методикой полевых исследований природных систем включало два этапа: во-первых, рекогносцировочная экскурсия, или предварительное общее визуальное знакомство с объектом исследования и выбором участков для детальных полевых работ. Во-вторых, инструментальные полевые измерения: ватерпасовка местности, бурение и сбор проб горных пород, изучение почв, растительности, GPS-съёмка границ карьерных выработок.

От нашего преподавателя мы узнали, что каменные сфероиды были обнаружены в начале 1980-х годов в ходе добычи песка для нужд строительства второй колеи Транссиба. На данный момент насчитывается порядка тысячи болидов диаметром от полуметра до двух метров, распластанных по всей площади карьера.

Комплексная практика по физической географии Комплексная практика по физической географии Комплексная практика по физической географии

О происхождении конкреций существует ряд гипотез. По одной из версий, изложенной научным руководителем А.М. Прокашевым, профессором кафедры географии и методики обучения географии, они возникли не менее 225-250 миллионов лет назад в процессе литификации, т.е. уплотнения песчаных осадочных пород, принесённых сюда прареками с Урала и осевшими на дне древнего солоноватого озера-моря. При последующем затем осушении водоема в условиях жаркого климата пермотриаса произошла избирательная цементация породы. Не исключено, что в период сравнительно близких к нам по времени четвертичных оледенений – около 800–50 тыс. лет – здесь могла происходить частичная моделировка льдом и его талыми водами песчаниковых напластований, в т.ч. до глыб округлой формы; возможно, с размывом талыми водами некоторой толщи первичных песчаных осадков.

В ходе полевых наблюдений Алексей Михайлович обратил наше внимание на участки стенок карьера, не затронутых карьерными работами: там было отчётливо видно упорядоченное, близкое к горизонтальному, первичное положение каменных сфероидов, с аналогичной субгоризонтальной по простиранию штриховкой на их боках. Это, по его мнению, указывает на то, что ещё в толще пермских песчаников возникали множественные локальные центры повышенной концентрации кальцитового цемента, которые и привели уже на рубеже палеозоя и мезозоя к обособлению крупных песчаниковых конкреций. Если на них капнуть раствором соляной кислоты (качественная реакция на карбонаты), то наблюдается выделение пузырьков углекислого газа, образующегося при разрушении карбонатов кальция. В соседних с болидами толщах рыхлого песка реакции с солянкой уже не наблюдается. Талые ледниковые воды могли ускорить растворение извести с сохранением наиболее «крепких орешков» в песчаной толще. Да и сама штриховка, скорее всего, продукт избирательного выветривания разных по крепости гравийно-песчаных речных наносов, отложившихся в приозёрных устьях пермских, ныне не существующих, прарек. Не исключается и вклад бульдозеров, выталкивающих песчаниковые глыбы в сторону от мест скопления рыхлых отложений - таково мнение научного руководителя.

Так или иначе, нагромождения этих причудливых по форме изгоев в местах каменных резерватов создают весьма живописную картину. Получается, что в её создании наряду с природой принимал участие и человек – редкий удачный пример сотворчества в духе идеологии ландшафтного дизайна, вызывающий восхищение. Вот почему несколько лет назад был поставлен вопрос о включении этого урочища в состав охраняемых природных территорий в ранге памятника природы местного значения. Однако территория скопления конкреций-гигантов никак не обозначена и реальной охраны от губительного воздействия людей не имеет, о чем свидетельствуют многие отметки типа «здесь был Вася». Все же хочется надеяться на благоразумие людей и их уважение к этим древним каменным гигантам, дожившим до наших дней несмотря на миллионолетия. По сути это наши далёкие прапредки, ставшие основой фундамента цивилизации. Так отдадим же им должный почёт и уважение.

Полюбовавшись, мы продолжили теперь уже конкретные полевые наблюдения с привлечением геологических, геоморфологических, почвенно-геоботанических – одним словом, ландшафтоведческих методов.

Одно из звеньев выполняло ватерпасовку местности, на основании которой были построены профили рельефа различных участков карьера в местах каменных развалов. Другая команда занималась литолого-стратиграфическими исследованиями, или бурением горных пород и сбором образцов, отражающих последовательность залегания осадочных пластов. После проходки скважины вглубь на несколько метров бур уперся в плотные породы, и работу пришлось прекратить. Вероятно, ниже лежат прочные, невыветрелые пласты песчаника, или, возможно, известняков – ведь они являются наследием мелководных тёплых морских бассейнов. По мнению проф. А.М. Прокашева, это может быть выяснено с помощью георадарного или электротомографического зондирования.

Следующая бригада изучала почвы как наиболее яркий индикатор современного состояния и самочувствия природных и техногенных комплексов, по праву считающийся «зеркалом и памятью ландшафта». Для этого потребовалась закладка почвенных разрезов на дне и периферии карьера с детальным описанием генетических горизонтов и отбором образцов для лабораторных анализов. Эти наблюдения наглядно показали различия между почвами разных местоположений, различных по истории природопользования и типу почвообразования. Четвёртому звену было поручено изучение видового и фитоценотического разнообразия растительности карьера с жуковлянскими болидами, спрятавшимися среди молодых сосен и берез, осин, древовидных ив с редкими кустарниками и небогатым травяно-кустарничковым и моховым покровом. Они оказались различны по возрасту и составу – в соответствии с закономерностями посттехногенных сукцессий и литологией песчанистых почвогрунтов. Сложным оказалось задание по выяснению современных природных процессов и прогнозу дальнейшего развития растительного покрова. Над ним, честно говоря, пришлось потрудиться и даже покраснеть перед преподавателем за «детские ошибки»…

Пятый отряд производил GPS-съёмку границ карьера. По данным этих измерений был создан трек маршрута, а впоследствии и план местности – он включен в отчет по практике, как и остальные из собранных материалов.

В последний день пришлось только собрать вещи, не оставив после себя никаких следов, руководствуясь принципом: «Нас здесь не было!» - и мы его соблюли на все 100 процентов! Это стало конкретным примером решения задачи развития экологической культуры, чувства ответственности за состояние окружающей среды и стремления к конкретной деятельности по её сбережению.

Таким образом, наша команда в ходе практики приобрела дополнительный опыт полевых исследований одного из интереснейших уголков Вятского края. Несмотря на непогоду, практика запомнилась самыми хорошими впечатлениями от дружной и слаженной совместной работы. Эмоции от увиденного, возможности насладиться неброской красотой окружающей нас местной природы будут ещё долго согревать сердца и будить потребность в дальнейших научных исканиях. Уверены, скоро нам снова захочется побывать в этих местах для общения с природой и друзьями в её обрамлении.

Версия для печати