Интернет-газета

Профессор Дорожкин: «Настоящий ученый – это еще и философ, способный задавать вопросы»

  • 1 апреля 2015, 13:46
  • Автор: admin
  • Просмотров 1882

При полном или частичном цитировании гиперссылка на сайт www.vyatsu.ru обязательна!

27 марта в проекте ВятГУ "Лекции в Политехническом" принял участие доктор философских наук, профессор Нижегородского исследовательского университета им. Н. И. Лобачевского, Александр Михайлович Дорожкин.
Известный в философских кругах лектор построил свои рассуждения вокруг нескольких основных центров напряжения – проблемных точек современной философии: статус научного знания, его структура и место в комплексной  системе мировоззрения, драма взаимодействия философии и науки. 

В качестве отправной точки рассуждений А.М. Дорожкин констатировал тотальную кризисность современности, имеющей ёмкое название – "эпоха неопределенности". Это не только политический, экономический или экологический кризис, но кризис системный. Его глубинные причины кроются в философско-мировоззренческой сфере, т.е. в пространстве идей и смыслов. Философ рассмотрел эти проблемы в преломлении к научному познанию и рациональности. 

Проблема статуса науки
 
Как известно, научный тип мировоззрения – самый молодой, ему всего 400 лет. Сейчас научное познание воспринимается как венец развития разума, но так было не всегда. Впервые её значимость обосновал Фрэнсис Бэкон. Учёный-философ рассматривал науку как особый тип оружия, направленного на покорение природы. Зачем необходимо покорять природу? Для того, чтобы в гуманизированном обществе она могла выполнять "грязную и непрестижную работу", которой ранее занимались рабы. Из этой идеи родилось соответствующее отношение и к окружающему миру, и к месту человека в нём. Человек воспринимался как властитель, хозяин природы. Но в середине ХХ века человечество столкнулось с экологическим кризисом, что послужило началом изменения смысло-ценностной картины мира.

И действительно, если рассматривать природу исключительно как объект покорения и рациональной перестройки, да еще и в тех масштабах, которые стали доступны сейчас,  то любая ошибка (от которой не застрахован ни один человек) грозит колоссальными последствиями. Более того, воздействуя на природу, рационализируя её, человек вмешивается в очень сложную, сбалансированную систему, выводя её из этого баланса. Как писал основатель кибернетики Г. Бэйтсон, "недостаток системной мудрости всегда наказуем".

Но что тогда такое наука, если это не оружие покорения природы, – задал очередной вопрос А. М. Дорожкин? Более того, если мы это понимаем, то мы чётко знаем, что такое лженаука. Но проблема "навешивания ярлыка" лженауки  – это, во многом, идеологический и политический процесс. Все мы знаем, как в СССР были заклеймены генетика и кибернетика и как это отразилось на научно-техническом прогрессе. Поэтому подобные определения – создание прокрустова ложа.

Подводя итог, Александр Михайлович Дорожкин сделал достаточно провокационный вывод: "С философской точки зрения лучше не иметь чёткого определения науки, нежели его иметь". В то же время, нельзя науку понимать интуитивно, поскольку учёные получают зарплату за свою деятельность. В области, к примеру, планирования бюджета, надо чётко понимать, что финансируется. Как известно, в современной философии науки пользуются несколько необычным типом определения: наука как специфический вид знания, как специфический вид деятельности и как особый институт (сообщество учёных).

 

О месте философии в современном мире
 
Один из самых волнующих аудиторию вопросов, на котором остановился гость проекта, был вопрос о статусе философии в современном мире. В течение 2500 тысячи лет своей истории из философии выделилось практически всё многообразие научного и вненаучного знания о мире. Но что в таком случае остаётся делать самой философии? Может быть, это атавизм и пережиток прошлого?

Дорожкин предложил следующий ответ: идеалом классического научного знания является метафора "деление без остатка". На поставленный вопрос должен быть найден один чёткий и ёмкий ответ. Современная же наука уходит от такого идеала. Да, он еще очень "глубоко засел в головах учёных", но на многие современные вопросы науки невозможно дать исчерпывающие ответы. И здесь на помощь приходит философия как процедура "деления с остатком". На поставленный вопрос даётся ответ, но в ходе ответа появляется новый вопрос, и так до бесконечности. Все вопросы философии – из разряда «вечных». 

  

За кризисы научного знания и вытекающие из них научные революции, ответственна не только сама наука, но и философия, которая всё время задаёт вопросы. Неверно понимать их взаимодействие так, словно существуют отдельно "учёные" и "философы", каждый человек есть носитель всех типов мировоззрений. Настоящий учёный – это еще и философ, который в своём умении способен задавать вопросы. 

Н. Бор считается философом, а не только физиком. Большая часть работ А. Эйнштейна – философского содержания. Конечно, далеко не все представители естествознания жаждут быть философами. Во многом так обстоят дела из-за мировоззренческого идеала классической науки – построения беспроблемного знания. Более того, в арсенале науки есть хорошо разработанная логика решения проблем, но у неё нет подобной логики постановки проблем. Эта два различных "поля" для научной игры, и смешивать их нельзя, нельзя переносить логику одного поля на логику другого. Философ же пропитан духом вопрошания, и этим он может обогатить науку. Таким выводом закончил свою лекцию  А. М. Дорожкин.

 
Захар Шашин,
кандидат философских наук, 
доцент кафедры философии и культурологии, 
 
Наталья Поспелова,
руководитель проекта «Лекции в Политехническом»
Версия для печати